Карловы Вары. Город, который все знают.

Карловы Вары. Город, который все знают.

Карловы Вары. Город, который все знают. Но мало кому удается открыть и познать его до конца. Город-наркотик, попробовав который, невозможно забыть его потрясающее очарование.


Получив путевку в жизнь лично от императора в XIV веке, место со своими сказками о живой воде осмелилось перечить времени и установленным правилам. Карловы Вары не собирались быть торговым местом, даже не смотря на тот факт, что император Карл IV распорядился улучшить инфраструктуру тех мест и связать дорогой зарождающийся городок с двумя экономическими и ремесленными монстрами Центральной Европы – с Прагой и Нюрнбергом. Карлсбад, как его величали большую часть его жизни, решил попробовать собственный путь.


Попадая в Карловы Вары, человек первые три дня еще пытается принести с собой в обитель гармонии и покоя свой вирус повседневной рабочей суеты, пытаясь раскачать «сонное царство» Карлсбада. Но порядки города строги не хуже заповедей, он не терпит лихорадок и эпидемий – какими бы они ни были – медицинских или деловых.


На сегодняшний день Вары способны провести шикарную профилактику десятков хронических болезней. Попадая на карловарский конвейер насыщения человека здоровьем, у вас практически нет шансов вернуться домой уставшим или больным!

Но, Карловы Вары не торопятся открывать все свои тайны! Их стоит отыскать. Как ходит человек порой бездумно от скуки по лесу и натыкается случайно на лавочку, на которой отдыхал некогда Фредерик Шопен, а возможно и насвистывал себе очередной шедевр, дачу Тургенева отыщет интуитивно. И пробуя в очередной раз теплую карловарскую вафельку, человек начинает вдруг понимать, за что эти вафли получили гран-при на выставке в Париже. И Бехеровка предстает не просто самым популярным бальзамом в мире, но лучшими желудочными каплями признанными Венским двором. Таким родным и чешским кажется человеку итальянская фамилия Маттони, произведшая не меньший фурор в мире минеральных вод, нежели в своей области Бехеры. И Маттони в свое время станет поставщиком своего товара в Вене, став K.u.K. (королевский и императорский поставщик). А рядом с Маттони и Бехерами и семейство Мозер со своей историей лучшего стекла в Австро-Венгерской империи, верней лучшего дизайна и гравировки. И покрывается душа 24-каратным золотом, как стекло фирмы Мозер, и узор души становится все более замысловатым и красивым. А рядом отель Пупп с кондитерской, а на другом конце старых Карловых Вар пивовар… И погрязает человек в минеральную культуру Карлсбада, словно ребенок, засыпающий на руках родителя. Уютно ему там, хорошо. А мир посторонний, остальной, словно эхо далек и непонятен.


Оканчивая первую неделю отдыха, человек познает карловарский дзен. Он понимает, что все тревоги и проблемы его сводятся к тому, чтобы успеть в жизни четыре вещи. Успеть: на завтрак, на процедуры, на обед, на ужин. И заботливые руки Карловых Вар теперь не кажутся медлительными и ленивыми, они уверены в своих движениях и знают толк в работе, и мир вокруг движется в ритме спокойного сердцебиения. Теперь лишь группки приезжающих на день туристов суетно бегут куда-то, теряя драгоценное единение с городом, разменивая его на миллион фотографий. Но мы оставим их с их приключениями наедине, а сами с щемящим сердце предчувствием вспомним, что вот уже и середина отпуска. И где-то в подсознании уже формируется желание залезть на сайт любимой турфирмы поискать очередной тур в Карловы Вары...