Колбаски из Нюрнберга.

Путешествуя по заграницам, одной из целей наших мы ставим дегустацию местной кухни. Иная для нас полнейшая экзотика, другая совсем знакомая. Но даже в обычной колбасе да пряниках таится вековая традиция да история. Особенно, если колбаса эта да пряники родом из Нюрнберга.

В 14 веке потенциальный мастер пряничного дела после четырех лет обучения должен был еще минимум пять лет работать подмастерьем и минимум два года быть странствующим подмастерьем. По возвращении в родной город, подмастерье должен был прожить три года в городе, а после уже «подавать свою кандидатуру на пост» мастера по изготовлению пряников. Каково? В этих пряниках содержание муки максимум 10 процентов. И, конечно, легенда о названии «Элизины пряники». Говорят, что в 18 веке у одного пекаря заболела дочь, которую звали Элиза. Доктора ничего не могли сделать, даже диагностировать болезнь. Девочка отказывалась есть и на глазах отчаявшегося отца уходила. Никакие сладости, ни деликатесы не помогали возбудить в ней аппетита. И тогда отец собрал в своей пекарне все самое вкусное, что было и начал печь пряники из начинки. По всей округи раздался такой аромат, что даже от голода завыли псы. Девочка очнулась от забытья и спросила отца, что он печет. Услыхав голос ребенка, пекарь ответил, что делает для нее специальные пряники, в которые он положил вместе со своей любовью все самое вкусное, что можно было отыскать в пекарне. Девочка попробовала пряник. Он оказался таким вкусным, что она попросила еще один. Так к ней вернулся аппетит, а вскоре она стала здоровой. В народе говорят, поэтому и называется пряник lebkuchen. Kuchen – это пирог, а Leben – жизнь.

А о нюрнбергских колбасках и вовсе рассказывают небылицы. Давным-давно был Нюрнберг настолько богат, что слава о его ярмарках и рыцарских поединках распространилась далеко за пределы королевства. Много тогда купцов да молодых купеческих сынков ездило в Нюрнберге. Очень статусный да трендовый город! Город в те времена не затихал даже ночью. Ночная туристическая жизнь очень досаждала местным жителям. Патриции города решили ввести комендантский час, после которого каждый трактир должен был быть наглухо заперт. Нюрнберг получил передышку хотя бы ночью. Но со временем стало ясно, что закон этот бьет и по местным трудовым резервам. Мастера, задерживаясь в своих мастерских, не успевали отовариться средневековым фаст фудом. Хозяева трактиров для своих постоянных клиентов нашли-таки маленькую прореху в законе. Теперь запоздалый мастер походил в к знакомому закрытому трактиру. Стучал условным стуком. Просовывал деньги в щель под дверью. Подставлял шляпу к замочной скважине. Через несколько минут оттуда, словно из банкомата купюры выпадали маленькие колбаски. И мастер сыт, и трактирщик в выгоде, и закон уважен!