Оломоуц - райское место, с потрясающей идиллией вместо жизни

Когда пора весеннего цветения в каменных столицах Европы сменялось удушающей жарой, свет отправлялся в путешествия. Жизнь светская замирала, уступая бойкому и крикливому фонтану кипучей энергии ремесленников и купцов. Свет же рыскал по Европе в поисках райских мест, где можно было продолжать наслаждаться жизнью. Близ Вены, столицы Священной Римской империи, было много поистине райских уголков. Однако, предпочтение высший свет уделял резиденциям епископов. Как правило, высшими сановниками католической церкви становились младшие братья герцогов и королей. Узники своего положения, выходцы из влиятельнейших семей мира оставались такими же амбициозными, как и их братья-монарх и. Нередко они были прекрасными полководцами, а еще чаще были коллекционерами, и покровителями искусств. Их города-резиденции напоминали тогда еще очень редкие в Европе музеи. Они напоминали больше декорации к идеальной жизни. Вслед за бомондом следовали и деятели искусства, надеясь получить покровительство или содержание. Так, спасаясь от эпидемии оспы, разразившейся в Вене, талантливое семейство Моцартов отправилось вслед за элитой на поиски лучшего места. Остановились Моцарты в столице Моравии, в Оломоуце. Титулом главного города Моравии город наградила сама императрица Мария Терезия, будучи в гостях у епископа Оломоуцского Максимилиана фон Гамильтона. 11-летний Вольфганг, в прочем, успел заразиться в Вене оспой. Но на этот раз все обошлось. Ректор Оломоуцкого университета и генеральный викарий епископства граф Леопольд Подстатский, оставил австрийского вундеркинда на попечительство лучших в империи лекарей, коих здесь собирали так же скрупулезно, как и картинные галереи и библиотеки. Может, оттого и звучит моцартовская 6-ая симфония так бодро и позитивно, что никто и не сомневался тогда в профессионализме местных докторов. Да и умирать от болезней в раю как-то не принято. Семья навсегда осталась благодарна своему моравскому покровителю за спасение Вольфганга. В прочем, они были не единственными. Графу Подстатскому, например, некоторые свои творения посвящал Карло Гольдони, «папа» бессмертного «слуги двух господ», Труффольдино.

А с наступлением осени двор снова возвращался в столицу к рутине светской жизни возле трона. Но в потаенных уголках сердца горело воспоминание о райском месте, с потрясающей идиллией вместо жизни. Одно из таких мест – Оломоуц!